Александра (meliell17) wrote,
Александра
meliell17

Category:

Я гуляю по ночам

Вчера я ждала подругу на Пушкинской и вдруг увидела луну в небе. Это поразило меня, удивило до глубины души. Мне всегда казалось, что в Москве есть всё, есть все самые сложные и дорогие вещи, самые новые и блестящие, самые страшные и сильные, быстрые и могучие, но нет совсем простых вещей: в Москве, в центре как будто бы совсем нет природы. А тут эта луна как напоминание о каких-то более простых временах. Почему-то меня перебросило в двадцатые. Я подумала о Булгакове и Есенине. Они точно смотрели на эту луну, я знаю. На московскую луну, когда простая природа была в меньшем дефиците.

Я помню, что когда я была впервые влюблена, я с каким-то мучительным вниманием вглядывалась во все явления природы. Закаты, грозы и радуги были не просто фоном, а средством общения. "Я смотрю на луну, и он - где-то далеко - смотрит на луну, он думает что-то, и я что-то думаю, и в пространстве луны наши мысли встречаются, ведь правда?" У меня дух захватывало от таких мыслей. А сейчас через луну был прорыв сквозь время. Я решила, что неплохо бы после кафе еще погулять. Красная площадь ночью! Под луной. В теплую ночь на краю сентября, на краю времен... Роскошь.

Я не очень верю в реальность Красной площади. Мне всегда она казалась какой-то иллюзией, наведенной для проведения парадов и прочих высокоторжественных мероприятий. Тем страннее на ней оказываться. Несвойственная русской среде вылизанность, сплошные иностранные голоса вокруг - центр Москвы, сердце России? Ну правда, голограмма. Почему-то я там бываю именно с подругами. Именно с самыми любимыми. Каждый раз я не верю этому и мечтаю поковырять пальчиком Кремль. Мне кажется, это картонная декорация.

Мы шли по Тверской, и я смотрела вокруг. Сверкающие магазины. Те же марки, что и в Европе. Аккуратные тумбы с растениями. Велопаровки. Плитка для слабовидящих. Уличный фестиваль с огромными очень натуралистичными тыквами. Киоски очередного городского фестиваля или праздника еды. Никогда еще Москва не выглядела настолько по-европейски. Когда люди хотят догнать, они чаще всего перегоняют. "Никогда еще Москва не выглядела настолько по-европейски" - таково было название статьи, которой недавно поделилась в фейсбуке знакомая шотландская журналистка. А продолжение было - "и никогда еще власть не была столь тираничной".

Мы шли вниз по Тверской к Кремлю, и я чувствовала растерянность: от чего я бегу, куда? И зачем... И одновременно я была счастлива, что город вокруг красив, что погода тепла и даже позволяет есть вкусное, хоть и взятое наугад мороженое.

На Красной площади даже воздух другой. Он там очень прозрачен и окружает все строения с особой тщательностью, чтобы мороки не развеялись. Мне было интересно, что в этом месте чувствуют иностранцы. Видя пасхально-миленькую иллюминацию ГУМа, видя кафе с уличными верандами и пряничную церковку, что чувствуют эти немцы, французы и итальянцы? Не кажется ли им это вариацией своего -вилля или -бурга с тем же костелом, брусчаткой и терраской?

А вообще-то разреженный воздух на Красной площади мне дорог. Красная площадь тоже связана с первой любовью. Я захожу на нее осторожно, крадучись, с запоздалым узнаванием всех достопримечательностей, и передаю привет прошлому, чувствуя, как внутри разливается особое тепло.

Мы с подругой говорим о любви. О том, что первая любовь не стареет никогда. Даже если пройдет десяток лет и даже если ты замужем, то все равно нельзя удержаться от периодически возникающих вопросов: а как он? где? с кем? каким он стал человеком? что он думает? и думает ли... обо мне?

Что-то всё равно остается тлеть там в глубине души. То, что заставляет сердце на долю секунды замирать, видя его неинформативные посты в ленте друзей, слушая рассказы общих знакомых.

Потом мы сидим в скверике у Большого театра, и хотя уже поздно, уже скоро к полуночи, мы не можем оторваться от наших воспоминаний о детстве. О лете, рыбалке, моих строгих родителях - и либеральных ее, о мальчике, в которого мы попеременно влюблялись, обо всех радостях, горестях, глупостях и о естествоиспытательских опытах на лягушках. Лягушки в детстве - неисчерпаемая тема разговоров на всю взрослую жизнь.

Я еду в восхитительно пустом метро. Я иду по своему новостроечному району обычным шагом, но вдруг словно в замедленной съемке вижу скромного мужчину с азиатским разрезом глаз и расстроенную женщину в шароварах, которые стоят рядом с двумя полицейскими. Стоя под фонарем и сдвинув на затылок форменную кепку, русский засовывает непривычные слоги в рацию: Кур-ман-га-зы-е-вич. Рация отвечает: Пшшшш. Повторите отчество еще раз, пожалуйста. Пшшш. И русский снова твердит заклинание: Кур-ман-га-зы-е-вич. Кур-ман-га-зы-е-вич. Кур-ман-га-зы-... К-з. Кз. KZ.

Казах, привычно думаю я, и вспоминаю герб Казахстана. Синее и голубое. Колосья пшеницы. Очень красиво. В последнее время я много перевожу документов из Казахстана, постоянно вижу герб на официальных документах. Постоянно к, з, ш, ы. Привыкла к этим странным созвучиям. Сочувствую их носителям в Москве.

Сегодня ночью ходили к новостройкам у реки. Напротив геометрическая постройка, подсвеченная как филиал ада, сосновый лес и луна, перечеркнутая облаком. Тихая река бликует в окна домов. По ночам вода будет протекать в сны людей и беспокоить их мысли.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments