Александра (meliell17) wrote,
Александра
meliell17

Categories:

Монахини в Польше

Если на территории России в советское время религия жестко подавлялась, то на территории Польши коммунисты так и не решились на антирелигиозную пропаганду. Костелы и монастыри продолжали жить своей жизнью, ничего не обрывалось резко, не пропадала традиция. В результате религия так и осталась вписанной в жизнь народа.

Монахини в Польше - это обыденность. Встретить на улице монашку - такое же обычное дело, как встретить там школьника, пенсионера или маму с коляской. Но для меня, человека непривычного, для меня это поначалу было потрясением. Всё-таки православные монахини редко разгуливают по улицам. Поэтому поначалу я волновалась: а вдруг я встречу на улице монахиню и она мне что-то скажет?? А я ее еще и не пойму!

В отличие от православных монахинь, у католических бывают совершенно другие лица (не у всех, но всё же). Из поездок по монастырям России я помню, насколько серьезны русские монахини. Глядя на них, даже сложно представить, что они могут улыбаться, не говоря уже - смеяться. Во-первых, они тебя просто не видят, а во-вторых, у них на лице непреодолимая стена из скорби и серьезности. В общем, классическое русское выражение лица, только еще и усиленное. Причем, насколько я помню из экскурсий по Макарьевскому монастырю, послушницы еще имеют человеческое выражение лиц, могут даже улыбаться и шутить, но мгновенно себя при этом одергивают, до смерти пугаясь при виде старших монахинь.

Однажды я была на концерте органной музыки в католическом костеле города Владимира. На концерт мы пришли сильно заранее, еще ничего не было готово, и монахиня, которая там служила, постоянно бегала то с цветами, то с вазами, то с нотами. Ей постоянно нужно было пробегать перед алтарем. Но перед алтарем нельзя просто пробежать. Каждый раз она опускалась на колени, и каждый, каждый раз в ее глазах было такое воодушевление, счастье и энтузиазм, какого я никогда у православных духовных. После концерта она так живо и вдохновенно разговаривала с кем-то, что я поразилась вновь - ни следа русской православной степенности.

Я не говорю, что все католические монахини - именно такие, а все православные - совершенно точно не такие. Но у католических монахинь процентное соотношение больше. И глядя на сияющие, светящиеся лица местных монахинь, я не могу к этому привыкнуть и удивляюсь каждый раз, как в первый. Когда во Вроцлаве в одном из соборов Тумского острова высокая монахиня подлетела к мужчине в шапке и свистящим шепотом велела ему шапку снять, я даже как-то успокоилась: знакомая стратегия...

При этом у католических монахинь вовсе нет такой униформности в одеянии, как у православных. Это не женщины, закутанные в черное с ног до головы. Каждый орден устанавливает свою форму, и даже длина юбки может варьироваться от "в пол" до "до голени/колена". Не говоря уже о головных уборах, которые могут быть разной степени сложности и состоять из разного количества слоев. На остановке недалеко от нашего дома я часто встречаю монахинь, которые едут в костел нашего микрорайона (да, у каждого микрорайона есть костел). Так вот у них очень красивая форма, светло-серый с голубым. Но чаще всего, конечно, встречается темно-серый и черный (с белым в отделке). Хотя недавно я видела монахиню в белом с головы до ног. Причем белый был такой яркости, что позавидовали бы все рекламы стиральных порошков. Поддерживать такую форму - та еще задача.

Но своих первых "польских" монахинь я встретила еще до прилета в Варшаву, на пересадке в Минске. Сердце у меня упало: что я буду делать, если меня с ними посадят? Да я буду бояться пошевелиться! (Но меня посадили с гражданкой далекого Уругвая, с которой мы потом - самые последние - пробивались через паспортный контроль). Правда, из услышанного разговора я поняла, что эти монахини вовсе не были польками, польскому языку только учились и были в предвкушении первой заграничной поездки в лоно своего ордена, к филиалу которого они принадлежали в Белоруссии.

Конечно, существуют более закрытые и менее закрытые монастыри, рассказала мне польская знакомая. Это зависит от устава. Некоторые монахини привязаны к конкретному зданию, другие много путешествуют с паломническими, обучающими и прочими, самыми разными целями. Но в целом путешествующие монахини в Польше - зрелище совершенно обычное. Их можно встретить на любом вокзале, с громадными туристическими рюкзаками.

Да что там на вокзале, монахинь можно встретить смеющимися в трамвае, стоящими в очереди в магазине. Один раз я мучительно думала, стоит ли пропустить вперед стоящую за мной монахиню. Но как к ней обратиться? Она же наверняка не "пани"... Потом я услышала диалог кассира и монахини, и поняла, что даже слова приветствия были совсем другие. В корзинке у нее лежали новогодние гирлянды и мишура, что привело меня к дальнейшим, рвущим шаблон, раздумиям. Я, например, ни за что бы не могла представить, чтобы православная монашка покупала гирлянды к рождеству. Это же... Такая приземленная суета, нет? А эта монахиня что будет делать с гирляндой? Повесит у себя в келье? Или это ее послали купить для украшения общих помещений? То же самое было и в продуктовом магазине: покупает ли она вкусняшки себе на вечер или для всех сестер? По собственному почину или по просьбе начальства? А на какие деньги? У монахини была самая обычная пластиковая карточка...

Уроки религии, в данный момент финансируемые в Польше за счет бюждета, предлагают финансировать за счет католической церкви. Я очень удивилась: откуда у церкви деньги на такое масштабное предприятие? "Ну как это! - сказала мне преподавательница, словно речь шла о чем-то, понятном каждому дураку. - Церковь - это очень богатая организация, очень! Например, она владеет многими зданиями, территориями, и сдавая их в аренду, получает огромные деньги".

Среди монахинь, которых я вижу на улице, довольно много молодых: моего возраста или чуть старше. И эти привлекают меня больше всего. Мне хочется задать им миллион вопросов, суть которых сводится к одному: "Как, живя в 21-ом веке, вы решили стать монашкой?". Однажды я стояла на автобусной остановке, и рядом стояла очень молодая монахиня в тяжелых ботинках и с вырывающимися прядями кудрявых волос. Она почему-то очень пристально смотрела на меня (хотя я была одета так же, как и всегда, и, в общем, не эксцентрично и по погоде), а я - понятно почему - смотрела на нее, причем чем дальше, тем с большим вызовом. Мне хотелось, чтобы она заговорила. Слова уже витали между нами. Но тут подошел автобус, и она уехала.

В общем, это целый мир, совершенно неизвестный мне, но находящийся совсем рядом. И он совершенно непроницаемый. Иногда я думаю, что я хотела бы снять документальное кино о них. Или хотя бы посмотреть такое кино.

Моя подруга Настя как-то сказала, что после "Иды" и "Спасения" мир стал больше знать о польских монахинях. Но мне кажется, нет. Вопросов стало только больше.
Tags: Польша, Польша: антропология, Польша: религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments