Александра (meliell17) wrote,
Александра
meliell17

Category:

Тенденция, которая меня возмущает

Раньше я не понимала пренебрежительного отношения к женской прозе. Никакой особой женскости в произведениях, написанных женщинами, я не замечала. Но стала читать «Зулейха открывает глаза», и поняла, о чем речь. К какому существительному определение (а то и два-три), к каждому глаголу деепричастие. И вроде бы всё складненько и ладненько, но журчит, не задевая сознания даже не смотря на казалось бы хороший сюжет, ради которого книгу, может, и стоило бы прочитать.

Хороший — то есть интересный, мало разработанный в литературе сюжет о жизни ссыльных кулаков нетитульной нации — к концу книги перестал казаться таким уж хорошим, потому что автор начал заворачивать к идеализации жизни в ссылке.
Я уже второй раз встречаюсь с подобной интерпретацией исторических событий, и она удивляет меня просто до глубины души. В первый раз я столкнулась с ней в книге Чудакова «Ложится тьма на старые ступени», которую мне порекомендовали как «любимую книгу всех филологов». В ней казахстанская ссылка описывается в духе робинзонады: ссыльные строят идеальный дом, ведут идеально продуманное натуральное хозяйство, в котором они — на все руки мастера — изготавливают абсолютно все предметы (в книге Чудакова меня поразил пассаж про изготовление медицинского градусника), да и плюс ко всему ведут невероятно насыщенную культурную жизнь: читают по памяти книги, говорят на французском, играют в шарады и ставят театральные постановки. Ссылка не обходится без интеллигентной бабушки, которая учит внуков есть в соответствии с дореволюционным этикетом, обучает всех желающих французскому и помнит книги на память. Ссылка не обходится без доктора старой закалки, который с помощью своих невероятных знаний и травок лечит все на свете болезни и разве что не воскрешает мертвых. Ссылка не обходится без некоего рукастого мужика, который без планов и чертежей строит идеальные дома. Ссылка не обходится без идеального агронома, который вообще-то выращиванием растений никогда не занимался, но уж как занялся, так ого-го! Дыни в Сибири вырастил!

Я объясню, почему меня возмущает идеализация ссылок. Это предательство исторической памяти. Да, может быть, не стоит малевать всю ссыльную жизнь одной черной краской, — и в ней, может, было место теплоте человеческих отношений, мелким радостям, — но построения идеального общества там точно не было, и идеализировать там совершенно нечего. Я что-то не помню, чтобы евреи, например, восхваляли быт в Освенциме, а угнанные на работы в Германию украинцы и белорусы — немецкий порядок.

Поэтому мне интересно, что побуждает авторов идеализировать такую печальную сторону российской истории. Стокгольмский синдром?

А что вы читали из современной русской литературы в последнее время? Что произвело на вас впечатление?
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments