Category: дети

Первый пост

Здравствуйте.

Я люблю буквы, слова, книги и поэтому веду такой журнал. Закончила филологический факультет. Знаю чешский, польский, английский. Не представляю жизни без музыки, литературы и близких друзей. Люблю смотреть на красивое. Обожаю природу. Имею кучу хобби, в которых не блещу: рисование, разные виды рукоделия. Интересуюсь кухнями разных стран, постоянно готовлю и экспериментирую. Ищу свой путь. Люблю путешествовать как по России, так и за ее пределами. Жила в Чехии (3 месяца), Вьетнаме (9 месяцев. Записи про Вьетнам доступны по тегу Вьетнам), сейчас живу в Польше, Познань. Родом из Нижнего Новгорода. Феминистка. Чайлд-фри. Либерал. Не добавляю журналы о политике. Не разговариваю о политике с незнакомыми людьми.

Еще у меня есть инстаграмм с картинками моей жизни: meliell17

Про бывшую работу, будь она неладна

Моя бывшая работа была расположена в торговом ареале, где много магазинов с отдельными входами. Я редко там бываю с тех пор, как уволилась. Сегодня я поехала туда из-за скидок, и на меня нахлынули воспоминания. Мне до слез стало жалко девочку, которой я была год, два года назад, потому что она страдала каждый день, она ходила по углям и бритвам.

Первым в череде магазинов был детский. Два раза в день я проходила мимо детского магазина. В витрине у него были коляски, кроватки, автокресла, крохотные платья и боди, чаще всего с отсылкой к очередному празднику. В сердечки на день святого Валентина. В снежинки и санта-клаусов зимой. Что я думала, дважды в день проходя мимо этого магазина? “Все хотят то, что выставлено в витрине этого магазина. Все хотят детей, а я не хочу. Я ненормальная. Я бракованная. Со мной что-то не так. Я сумасшедшая. Я неполноценная. Моему мужу будет лучше с кем-то, кто захочет с ним детей. Моей семье будет лучше без меня. Я не понимаю своих друзей, которые обзаводятся детьми. Мои друзья, которые обзаводятся детьми, не понимают и наверняка осуждают меня, хотя никогда ничего не скажут в лицо”. Или: “У меня забеременела еще одна подруга, а я даже не могу ее поздравить с чистой душой. У меня минус еще одна подруга. Еще одна подруга отправилась в какой-то более взрослый мир, а я нет, потому что я ненормальная. Бракованная. Сумасшедшая. Иная. Лишняя. Я чего-то не понимаю в этом мире и никогда не пойму”. А однажды я увидела там кровать и чуть не разревелась от зависти к гипотетическому младенцу, который в ней будет спать. Он может спать весь день, а мне надо идти на работу. У меня был такой период, когда мне не подошли антидепрессанты и я не могла спать. Вообще не могла спать в течение месяца. И вот так, два раза в день, я линчевала себя этими мыслями. Утром, с недосыпу, по пути на стрессовую, малооплачиваемую работу, и вечером, абсолютно без сил, по пути в свою бессонную тьму. Даже если я старалась мимо этого магазина не ходить, я все равно знала, что именно я обхожу. Чего именно я пытаюсь избежать. Так что эти мысли все равно никуда не девались.

Что я подумала сегодня, идя мимо этого магазина? “Спасибо, нет”. Больше я ничего не подумала. Ничегошеньки.

Я работала в одном мебельном концерне и проходила мимо другого. Однажды на работе случился очередной апокалипсис, и я поняла, что мне надо будет сидеть там до позднего вечера, и уже бесполезно что-то выкраивать. А раз бесполезно что-то выкраивать и сидеть допоздна, то надо хотя бы пообедать, чтобы с новыми силами взяться за разгребание этого пиздеца. И я вышла на полчаса, решила отвлечься и пошла в магазин к конкурентам. В окне у них стояли рождественские гномы на длинных ножках. Сердце у меня дрогнуло, я метнулась и купила себе такого гнома, схватила его в охапку. Мне казалось невероятным, что где-то есть рождественские гномы, Рождество, подарки, семьи, елки... У меня была только работа. Работа. Работа. Много работы, больше работы, работа, которую я делала плохо, которую я делала хуже, работа, с которой я не справлялась. Я принесла этого гнома в эпицентр своей работы и задумалась, куда его поставить. Под стол ставить глупо, его там не видно. На стол тоже глупо, потому что он будет слишком высокий. Я поставила гнома на стол. Я была горда своей покупкой. Мне хотелось думать, что в мире есть что-то кроме моей работы. Приходили коллеги, спрашивали, что это, а я отвечала “это мой ГНОМ. Понимаете, ГНОМ”. И в это слово ГНОМ я вкладывала такой огромный-огромный смысл. Что это мой кусочек мира помимо работы. Что вот он есть, он реальный. Когда никто не видел, я гладила гнома по ноге и плакала. Одной рукой. А другой рукой я продолжала делать свою работу. Гнома потом сгрызла собака. Это был полный провал. Это означало, что мира кроме работы просто нет. Что нельзя иметь никаких красивых, бесполезных, глупых, инфантильных вещей. Что можно иметь только работу.

Сегодня я зашла в этот магазин. Посмотрела на гномов. Подумала - купить не купить. Решила не покупать. Ну его в жопу, этого гнома, с такими-то ассоциациями.

И еще была Икея, куда я ходила есть фрикадельки после трудового дня. Где-то раз в неделю я ела икеевские фрикадельки. На завтрак у меня еще получалось выкроить время, а на обед нет. Я приходила в 8-9, ела бутерброд в 11, а потом до 5 работала на одном чае и кофе, боялась отвлечься. В 5 я притаскивалась в Икею, брала фрикадельки с картошкой фри и ела их как наказанная. У меня не было никаких сил, чтобы их жевать. У меня не было никаких сил сделать другой выбор и поддерживать здоровое питание. У меня не было никаких сил порадоваться своему guilty pleasure. Я сидела над фрикадельками, а вокруг ходили люди и осуждали меня за то, что я толстая, за то, что я ем картошку фри, за то, что я ее подсаливаю, за то, что я запиваю это газированным напитком. Я сидела, уткнув глаза в несоленые фрикадельки, и капала туда усталыми, холодными, бессильными, виноватыми слезами. Понятно, что вряд ли кто-то так думал обо мне. Но мне так казалось.

Пришла сегодня в Икею. Ну-ка, где мои фрикадельки? Мне мясные! И не 8, нет, мне прям 12. Нет, не с пюре, я картошку фри хочу. И соусом полейте. Поливайте-поливайте, я скажу когда всё. Два пакетика соли на кассе - с одним мне несолено, дайте два. О, и колу еще возьму. Села в центр, не куда-то там в уголок. Да, я толстая, я не похудела с прошлого года. Да, я без зазрения совести ем картошку фри и солю ее двумя пакетиками соли. Надо будет - и тремя посолю. У меня давление низкое, если я не солю еду, я засыпаю. И колой запью, и мне не стыдно, да. Там сахар и кофеин, самое то для человека, которому почему-то плохо спалось и которому еще надо сделать много дел в городе. Ик! Красота!...

Бедная девочка, которая ходила по углям и бритвам год и два назад.

Ебись конем работа, которая делает с человеком такое.

Ебись. Она. В рот.

В жизни может случиться всё что угодно

Кто-то, может, плачет от мелодрам, но меня до слез доводит польская документалистика. В Польше удивительная школа документальных фильмов. Раньше документальные фильмы для меня были слегка недо-фильмами, и я их представляла исключительно в виде бубнежа грустных свидетелей о некой катастрофе. Когда преподавательница спросила меня о русской документалистике, я удивленно пожала плечами. Даже не знаю, что у нас происходит в этой области.

Удивительный фильм, который мы недавно посмотрели - "Всё может случиться" Марцела Лозинского, 1995 г. - был признан лучшим польским документальным фильмом столетия. На Ютубе я нашла его с английскими субтитрами, а Вконтакте он есть даже с русскими.

Суть его очень проста: жизнерадостный шестилетний мальчик катается по парку на самокате, нюхает цветы, кормит белок и птиц, а также задает сидящим на лавочках старикам вопросы о их жизни: "почему ты бедный?", "почему вы грустный?", "когда вы в последний раз плакали?", "а когда я вырасту, вы уже умрете?", "о чем ты мечтал?", "что бы ты сделал, если бы родился снова?". Резкий контраст между ребенком и стариками, между их статичностью и его динамичностью, между детским видом и недетскими вопросами создает потрясающий эффект.

Из разговоров складываются мини-интервью, мини-истории жизни. Многие говорят о войне. Очень малое количество стариков довольны своей жизнью (точнее, всего лишь одна старушка точно довольна, а про двух элегантно одетых дам нельзя сказать наверняка, но они как минимум не унывают). И абсолютно все старики говорят об одиночестве.

Одна из самых интересных для меня историй - история бездомной женщины, живущей на вокзале и собирающей бутылки. Ее муж был алкоголиком, она развелась с ним и ушла на улицу, в никуда. Детей у нее не было. Конечно, то, что цепляет, - это отсутствие детей. Кажется, что если детей не было, то поэтому она и собирает бутылки. Даже мне, совершенно не желающей иметь детей, закралась в голову мысль: неужели надо обязательно родить, чтобы застраховаться от такого? Но нет, не надо путать теплое с мягким. Имущественная несостоятельность - это одно, а одиночество в старости это другое.

И на одиночество жаловались абсолютно все старики независимо от количества детей и внуков. "Да, у меня трое детей, да что они - они давно переженились, они взрослые".

Потом я вспомнила, что читала одну статью, в которой говорилось, что в определенном возрасте - 60, 70 лет - дети перестают "считаться". "Считается" только здоровье, количество социальных связей и наличие занятий, приносящих удовлетворение. Этого достаточно, чтобы быть счастливым в этом возрасте.

С некоторой опаской я рассказала это преподавательнице, у которой есть трехлетний сын. Я думала, у нас завяжется спор. Я посчитала, она будет защищать детей. Ну или скажет, что старики с детьми всё-таки менее одиноки. Но представляете, она этого не сказала. Она сказала: "Ну конечно. Какое-то время, - может, очень долгое, - ребенок требует от тебя отказа от всего на свете, отказа от себя, а потом он просто вырастает и уходит. И всё. И надо делать что-то другое со своей жизнью".

Исключительно адекватный человек.

Вьетнамское имя

Вьетнамское имя — довольно сложная вещь. Полное имя состоит из фамилии, среднего имени и личного имени. Обычно в таком порядке они и пишутся:
Фамилия | Среднее имя | Личное имя
Это порядок, принятый в той части Азии, которая подчиняется китайским культурным традициям (Китай, Корея, Япония, Вьетнам). Однако всё это осложняется тем, что каждое имя может быть двух- и более сложным (ну, вспомните, например, Немировича-Данченко или Анну Марию). Плюс некоторые части имен могут использоваться и как фамилия, и как среднее имя, и как личное имя (например, Văn (Ван)). Поэтому неподготовленному человеку, глядя на вьетнамское имя, например, такое:
Trần Thị Mai Loan (Чан Тхи Май Лоан), сложно сказать, как в обычной жизни к этому человеку обращаются.
А обращаются к человеку по самому последнему, личному имени с прибавлением необходимых гонорификов. Гонорифик — это форма вежливого обращения, такая, как мистер-миссис-мисс в английском, пан-пани-слечна в чешском, или исчезнувшие судари и товарищи в русском. В прочих языках гонорифики обычно прибавляются к фамилии: мистер Смит, пан Земан, во вьетнамском такие обращения применяют к имени. Вьетнамская система обращений невероятно богата, и обращение выбирается каждый раз заново в зависимости от пола, возраста, социального статуса и речевой ситуации говорящих.
Фамилия.
Фамилии во Вьетнаме совпадали с именами правящих династий. Поэтому около 40% вьетнамцев носят фамилию Нгуен — по последней императорской династии. Всего в ходу около 100 фамилий, но наиболее распространены 14 фамилий, которые носят 90% населения. Среди них: Нгуен (Nguyễn), Чан (Trần), Ле (Lê), Фам (Phạm), Хюинь/Хоанг (Huỳnh/Hoàng), Фан (Phan), Ву/Во (Vũ/Võ), Данг (Đặng), Буй (Bùi), До (Đỗ), Хо (Hồ), Нго (Ngô), Зыонг (Dương), Ли (Lý). Я знаю очень много Нгуенов.
Женщина, вступая в брак, никак не изменяет своё имя и не берет фамилию мужа. Детей называют по фамилии мужа, хотя первые несколько месяцев жизни дети носят фамилию матери. Фамилия может быть двойной, или фамилия матери может быть использована в качестве среднего имени ребенка.
Среднее имя.
Самая необычная и экзотическая часть вьетнамского имени. Раньше среднее имя использовалось в качестве показателя пола. Так, все женщины имели среднее имя Thị (Тхи), а большинство мужчин имело имя Văn (Ван), и посмотрев на написанные имена Нгуен Тхи Хоа (Nguyễn Thị Hoa) и Чан Ван Зуй (Trần Văn Duy), можно было сразу понять, что речь идет о женщине по имени Хоа из семьи Нгуен и о мужчине по имени Зуй из семьи Чан. При этом сами имена Ван и Тхи имеют буквальное значение! Ван — это литература, а тхи — род, семья. Таково было представление о распределении ролей в обществе в феодальную эпоху. Теперь такие средние имена непопулярны, они считаются слишком примитивными. У средних имен может быть несколько функций:

  1. Среднее имя могло указывать на пол человека: Thị (Тхи) — женщина, Văn (Ван) — мужчина. (Сейчас эта функция менее популярна и из-за усложнения женских средних имен бывает сложно определить пол по написанному имени).

  2. Среднее имя могло быть общим у одного поколения семьи, такой своеобразный «индикатор поколения». В больших и многодетных семьях было важно отделить одно поколение от другого. В этом случае детям одних родителей давали одно среднее имя. (Сейчас эта функция непопулярна).

  3. Среднее (или даже личное) имя могло указывать на порядок рождения и быть числом. (Сейчас эта функция непопулярна).

  4. И прочие случаи, когда выбор среднего имени произволен или обусловлен какой-то другой традицией. Например, все мужчины в семье могут иметь одно и то же неизменное среднее имя, или среднее имя обязательно должно начинаться на выбранную букву.

Кроме того, среднее имя должно так или иначе сочетаться с личным именем, потому что средние и личные имена могут иметь буквальные значения.
Личное имя.
Да-да , вьетнамцам не нужно лазить в словарь, как нам, чтобы узнать, например, что имя «Виктор» значит «победа», а «Ирина» значит «тихая». Во вьетнамском имена буквальны, как имена «Зоркий Сокол» и «Зверобой» у индейцев.
Девочек называют:

  1. именами хороших, красивых и вообще приятных вещей и явлений: «лотос» (Liên, Лиен), «орхидея» (Lan, Лан), «цветок» (Hoa, Хоа) — так зовут мою хозяйку, «роза» (Hồng, Хонг) «ласточка» (Yến, Йен), «аромат» (Hương, Хыонг), жемчужина/драгоценный камень (Ngọc, Нгок);

  2. именами «четырех женских добродетелей»: «умелая, хорошо работающая» (Công, Конг), «красивая» (Dung, Зунг) — так зовут мою соседку, «хорошо себя ведущая» (Hạnh, Хань), «вежливая» (Ngôn, Нгон);

  3. именами четырех мифических существ, важных во вьетнамской культуре: «цилинь» (Ly, Ли), «черепаха» (Qui, Куй) — так звали нашу горничную, «феникс» (Phượng, Фыонг), «дракон» (Long, Лонг);

  4. именами просто хороших качеств типа «золотая» (Kim, Ким), «быстрая умом» (Anh, Ань), «нежность» (Hiền, Хиен);

  5. названиями природных явлений: «вода» (Thuỷ, Тхуи), «осень» (Thu, Тху).

Существует переходный класс имен, которые подходят мужчинам, и женщинам. Например, «река» (Hà, Ха), «сердце» (Tâm, Там), «ясный/светлый» (Minh, Минь), «весна» (Xuân, Суан) и т. д.
Мальчиков называют всякими мужественными словами и понятиями: «победа» (Тханг, Thắng), «добродетель» (Đưức, Дык), «правитель» (Vương, Выонг), «слава» (Danh, Зань). Во время вьетнамской войны многих мальчиков называли «мир», (Bình, Бинь).
Разбор имени.
Мою квартирную хозяйку зовут Đặng Thịnh Hoa (Данг Тхинь Хоа). Ее фамилия — Данг. По фамилии к ней обращаются англоговорящие: миссис Данг. Слово, выступающее в качестве фамилии, значит «способный». Ее среднее имя — Тхинь. Это слово значит «процветающий, успешный». Ее личное имя — Хоа (цветок). По имени, с прибавлением обращения, к ней обращаются все вьетнамцы: например, chị Hoa (чи Хоа). А всё ее имя целиком значит «Способный процветающий цветок».

Напоследок: вьетнамское мужское имя Huy существует. Значит «яркий, светящийся».

Вобла и дети

В субботу мы были на праздновании одного месяца девочки Оливии, которая родилась у наших соседей, немца Людвига и вьетнамки Зунг. Это такая общеазиатская традиция - праздновать один месяц жизни ребенка, созывать друзей и родственников.

Оливия почти не похожа на вьетнамку, и она совершенно крохотная. Девочка проспала весь праздник, даже не зная, что праздник этот - для нее.

Кроме нас с Костей гостями были исключительно родственники Зунг с детьми, т.е. вьетнамцы. Вьетнамцы - крайне семейные люди. Это я знала и раньше. Но оказалось, что я не понимаю всей глубины этой семейности. Когда меня знакомили с женщинами, мне говорили: "А это вот моя сестра Такая-то, ей столько-то лет и у нее столько-то детей". Апофеозом была младшая сестра Зунг, всего на год старше меня, с двумя детьми. А когда меня знакомили с мужчинами, мужчины брали инициативу в свои руки и спрашивали меня, сколько у меня детей. То есть даже не есть ли у меня дети, а сколько их у меня - в их представлении у меня должно быть по умолчанию больше одного ребенка. Я удивлялась, не подавая вида. Очередной родственник снова спросил у меня про детей и я решила ответить, что мы только недавно поженились, в августе. Ответ вьетнамца меня просто ошеломил. Он ответил, что с августа-то как раз можно было успеть сделать первого ребенка. После этого я подумала, что на этом семейно-детском празднике жизни нам не место, и мы потихоньку смылись.

А до этого был эпизод с воблой. Не знаю уж, что вьетнамцы знают про традиционную русскую кухню вроде щей-борщей и пельменей, но вьетнамцы точно знают воблу. Часто бывает, что едва узнав, что я из России, вьетнамец радостно начинает описывать сухую рыбку для пива. Так было и тут: я угадаю описание воблы с первых двух слов!