Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Первый пост

Здравствуйте.

Я люблю буквы, слова, книги и поэтому веду такой журнал. Закончила филологический факультет. Знаю чешский, польский, английский. Не представляю жизни без музыки, литературы и близких друзей. Люблю смотреть на красивое. Обожаю природу. Имею кучу хобби, в которых не блещу: рисование, разные виды рукоделия. Интересуюсь кухнями разных стран, постоянно готовлю и экспериментирую. Ищу свой путь. Люблю путешествовать как по России, так и за ее пределами. Жила в Чехии (3 месяца), Вьетнаме (9 месяцев. Записи про Вьетнам доступны по тегу Вьетнам), сейчас живу в Польше, Познань. Родом из Нижнего Новгорода. Феминистка. Чайлд-фри. Либерал. Не добавляю журналы о политике. Не разговариваю о политике с незнакомыми людьми.

Еще у меня есть инстаграмм с картинками моей жизни: meliell17

Hýkal

А это моя татуировка, и я носила ее в своем сердце 5 лет, с 2014 года. Мы тогда жили во Вьетнаме, я много переводила с чешского, но мне отчаянно не хватало живой чешской речи, и я решила слушать чешскую музыку. Так я вернулась к группе Zrní, у которой раньше знала только одну песню. Я слушала альбом 2012 года и просто не могла перестать. Его звучание не было похоже ни на что знакомое. И там была песня Hýkal, я вчера давала ссылку. Hýkal - это чешская нечисть типа лешего. У него нет строго фиксированного облика. Мне почему-то представилось, что это олень с огромными рогами, который смотрит на тебя из-под ветвей, и что в нем есть немного смерти. Я потом даже нарисовала этого оленя (правда, он оказался лосем). И мне дико захотелось, чтобы он остался со мной навсегда. Но я что-то не могла себе представить, что я вот иду и делаю себе огромную татуировку с черепом оленя. Каждый год я говорила себе: ты еще хочешь? Ну правда? Ну может еще подумаешь? И я все думала, думала, думала. Мы переехали в Польшу и я нашла татуировщицу, стиль которой мне дико понравился. Она рисует вот такие черно-белые татуировки, а потом раскрашивает их под акварель. Я не знала, делает ли она чисто черно-белые рисунки, и просидела с языком в заднице еще пару лет. А две недели назад я решила, что хватит уже ждать, за спрос денег не берут, и написала ей в инстаграм: я ваш фанат уже два года, но я не вижу на себе акварельную татуировку. У нас может что-то получиться? Да конечно, пиши на почту, сказала она. Ну, и завертелось. В общем, первое дело, которое я сделала в свои 27 - это татуировка моего Hýkala. Мой memento mori.


Велосипед - кабриолет

Недавно я вышла из подъезда с велосипедом и увидела, что длинноволосый парень в очках, сидящий в машине, только что нажал кнопку, и его машина превращается в кабриолет. Уходит крыша, окна, всё куда-то втягивается и сдвигается. Хм! сказала я, а больше ничего не сказала. Потому что тут скажешь.

Велосипед - кабриолет. Кабриолет - велосипед.

Я не святая и умею завидовать так, что аж пальцы на ногах поджимаются. Но имущественный статус редко относится к тем вещам, которым я завидую. К чужому достатку я отношусь примерно как к погоде: то есть как к абсолютной данности. Данность эта настолько абсолютна, что по ее поводу невозможно испытывать какие-то эмоции - глупо предъявлять претензии грозе, например. Точно также я отношусь только к одной вещи: к родительским ошибкам в психотерапии. Родители воспитывали так, как считали наилучшим, и появились не в вакууме, а сформированные своей средой, отношениями со своими родителями, прочитанными книгами, популярными в то время взглядами и конгломератом других вещей вплоть до недоеденного в детстве мороженого. Как грозе, так и родителям предъявлять претензии бесполезно. Бесполезно пытаться изменить своё прошлое. Бесполезно поменять родителей, чтобы выжать из них что-то, что тебе в детстве недодали. Вот гроза, вот упавшие деревья, надо их убрать. Вот родители, вот последствия их воспитания. Надо их исправлять. Как говорят поляки, nie ma co płakać nad rozlanym mlekiem - нет смысла плакать над разлитым молоком.

Потом я ехала и думала: это же не просто так велосипед. Это велосипед, близкий моему сердцу. Я купила его с третьей зарплаты в Польше и очень этим гордилась. У меня была мечта, что когда мы переедем в Европу, я куплю себе велосипед и буду ездить на нем на свою эко-френдли работу. И купила, и ездила, и работа была эко-френдли, все сбылось. Когда он у меня сломался, то в сервисе даже видео с ним сняли, потому что они никогда не видели таких восьмерок. А когда я езжу на велосипеде с корзинкой на рынок и втыкаю в нее цветы, мне улыбаются прохожие, потому что я украшаю город. Делаю его более уютным и человечным пространством.

Есть ли у чувака в кабриолете такая эмоциональная история привязки? Дай бог чтобы была.

Мы посмотрели друг на друга - кто первый выезжает из узкого двора, и я поехала на велосипеде за продуктами.

Не оставляя, между прочим, углеродного следа.

Велосипед - кабриолет. Кабриолет - велосипед.





Парные слова, которые всегда путаются

Когда я была маленькая, мы с мамой часто ходили отдавать фотографические пленки в печать. И меня неизменно изумляло, что мама помнит, какая нам нужна бумага: матовая или глянцевая. Для меня это звучало как заклинание, и я никак не могла запомнить, какая из этих бумаг блестит, а какая нет. Мне казалось, мама обладает невероятным интеллектом, раз помнит такую трудноуловимую и труднозапоминаемую вещь. С приходом слова "гламур" слово "глянец" тоже стало на слуху, и теперь у меня вроде как нет этой проблемы. Тем не менее, когда я заказывала фотографии со своей свадьбы, суровая приемщица переспросила меня пару раз, матовая или глянцевая, я равнодушно пожала плечами и постыдилась признаться, что не помню, какая из них как выглядит, а галочку ставила наобум.

Во времена моего детства, в 90-ые, также были популярны слова отечественный и импортный, потому что все импортное только начали завозить, и оно казалось волшебным, притягательным и вдобавок очень качественным. Мы с мамой часто ходили на рынок и в магазины, и я отчетливо помню, как эти слова вились вокруг нас. Ни за словом "импорт", ни за словом "отечество" для меня лет в 5-6 ничего не стояло, поэтому я никак не могла запомнить, какое значит "произведенный в нашей стране", а какое "не в нашей". Помню, что я простодушно спросила, какое же лучше покупать, отечественное или импортное, и мама отчего-то очень смутилась, погрустнела и сказала, что всё же импортное. А я сразу же забыла, импортное - это наше или нет?...

В последнее время я начала путать гекконов и хамелеонов. Когда я говорю геккон, я всегда имею в виду хамелеона. И то у меня геккон, и то... И ведь причем блеклые гекконы бегали по нашей вьетнамской квартире, а на цветастого большеглазого хамелеона я постоянно хожу смотреть в зоомагазин.

Но первое место в моем хитпараде занимают скарпеты и райстопы. Это носки и колготки по-польски. Я уже год (год!) хожу мимо двух магазинов, которые так и называются, и не могу запомнить эти слова! Ну вот никак. Иногда перед входом магазин я специально гуглю, что мне надо, райстопы или скарпеты, но стоит мне открыть рот, как я сразу же забываю нужное слово. Приходится признаваться, что мне нужно вот это вот ээээ короткое на ноги, я забыла, как это по-польски. Ужасно стыдно, но ничего не поделаешь, слова не укладываются в голову. Казалось бы, рай стопы - это носок, но нет! Это колготки... Я вообще подозреваю, что у поляков какая-то более разработанная терминология на всё, что надевается ниже пояса, потому что иногда я встречаю такие слова, которым не знаю соответствий. Или просто я такие штуки не ношу?... Заказала гетры вот. Гетры, слава богу, и в польском гетры!!

Интересно, что иногда "парные" слова путаются друг с другом и меняются грамматическими характеристиками. Например, на даче мама послала меня за петрушкой и укропом (у нас это универсальная летняя приправа, без которой не обходится ни один обед). Я склонилась над грядкой с мыслью, что сейчас сорву укропку и петруш. Тут я приостановила свои мысли. Укропку и петруш?! Я всерьез испугалась, что у меня что-то с головой.

Примерно такая же ситуация возникла, когда сметана и майонез обменялись родами в моей голове. Появился какой-то сербский Сметан и французская дама по имени Майонеза. Я снова ужасно испугалась, что со мной что-то не так, раз я путаю простейшие слова.

Но делать такие ошибки совершенно нормально. Я в РГГУ спрашивала:)

Так говорил Заратустра

Если я, мама и дедушка не желали замечать хозяйственного рвения бабушки и уютно сидели с книжками, не желая помогать по дому, то бабушка называла нас "читари сраные". Мы трое очень любили читать.

Когда я была маленькой, я часто не могла определиться со своими желаниями (охохо, как будто сейчас могу) и говорила за полдником "я чего-то хочу..." или "я хочу чего-то вкусненького". На что бабушка неизменно строгим жестким голосом говорила: "паленого рожна?!". Паленое рожно меня ужасно пугало, а все попытки выяснить, что это такое, разбивались об стенку бабушкиной строгости:
- А что такое паленое рожно?
- Паленое рожно - это паленое рожно! Не знаешь, что ли?
Просто шла недавно по польской улице и увидела плакат "kurczak z rożna", то есть "курчак с рожна", то есть курица-гриль. Паленое рожно становится чем-то более осязаемым.

Когда я не могла на даче найти бабушку или маму и спрашивала дедушку, куда они делись, он с непроницаемым выражением отвечал:
- Мыши съели.
Я даже в пять-шесть лет понимала, что мыши людей не едят, а если бы бабушку съели мыши, то дедушка не говорил бы об этом с таким спокойствием. Тем не менее, пока он продолжал повторять на мое плаксивое "ну гдеееее?!" свое неизменное "мыши съели", мне становилось жутко. А вдруг и правда съели?

Просто вдруг вспомнилось.

Это весна

Последние лет пять каждую весну организм говорит мне: брррр, я не хочу мяса. Когда это произошло в первый раз, я списала эту странность на проблемы с желудком (ну, кто не заработал гастрит в университете, поднимите руки). Во второй раз я решила, что это знак свыше, и что пора мне стать вегетарианцем. Вегетарианила я примерно месяц: с огромным трудом, отбиваясь от бабушки, с которой жила, и вегетарианство моё закончилось Цезарь-роллом из Макдака, который я просто обожаю (вкусы у меня местами плебейские, но туда раньше клали настоящий пармезан, хоть и в мизерных количествах). Тогда я приняла очень простое решение: есть то, что хочется, и не есть того, что не хочется.

И теперь я просто знаю, что если не хочется мяса, то это весна, и где-то через месяц это пройдет. И не то что я возражаю против мяса: я могу съесть прозрачный кусочек ветчины в толстом "овощном" бутерброде, или взять в буфете капусты, тушеной на шкварках, но так, чтобы урча съесть куриную ногу, котлету или стейк - нет. Всё мясо для меня становится каким-то одинаковым на вкус, а все овощи - разными.

С безмясной пищей существует только одна проблема: она не очень-то насыщает. Вроде бы напихался овощами до предела, а через три часа снова голодный. Чтобы приготовить что-то сытное, нужно весьма заморочиться, собрать довольно большой ассортимент овощей и приправ. Ну и на быстрые углеводы начинает тянуть. Слаааденькое.

В нынешний свой безмясной период я подсела на хумус. Купила на пробу маленькую баночку, задушив жабу, и так этот хумус у меня хорошо пошел, что я решила делать свой. Банка готового нута стоит в Польше сущие копейки (мне просто лень варить его 4 часа, а по ночам замоченный нут щелкает), а на тхину, кунжутную пасту, я-таки раскошелилась. Плюс соль, лимон, зира и кориандр. Потрясающий вкус. Так что мой завтрак - это яйцо и бутерброд с хумусом. Белковая бомба!

С хумусом связан ресторан ливанской кухни, в который мы с Костей ходим уже третью неделю подряд. Вы что-нибудь знаете о ливанской кухне?! Вооот. А это очень интересно, прежде всего - другим набором пряностей. Хотя пряности, конечно, узнаваемые, дымно-восточно-арабские. В этом ресторане я брала жареный сыр халуми - его я пробовала на Кипре. Это очень соленый сыр, который скрипит об зубы.

Интересно, какое "монтирование" произошло у меня в мозгу: "ливанский" интерьер этого ресторана совпал у меня с впечатлением от Марокко в фильме "Выживут только любовники", который я посмотрела месяц назад. Так что отличная еда соединилась с не менее прекрасным фильмом. Прихожу в этот ресторан, а у меня в голове начинает играть саундтрек.
Ливанская кухня: сыр на гриле, баклажаны и цукини на гриле, лепешка типа лаваша, и соленья. Безумно вкусно и интересно!  #libanonfood #libanon #vegetarian #haloumi
После этого ресторана я запала на баклажаны. Делала фаршированные. Для Кости - с мясным фаршем, а для себя - с грибами. Очень вкусно получилось.

Сегодня Костя принес мне новую сковородку. Просто меня жаба душит, а его нет. Я напираю на "копить", а ему легко удается тратить. Но сковородке я была очень рада: наконец-то не надо будет отдирать еду от поверхности.

Сразу решила, что приготовлю кабачковые оладьи с чесночным соусом. И творожники! И драники! И чешский жареный сыр!.. Перечислив всё это, я поняла, что все эти блюда - без мяса, и что моя проблема "что бы не мясное приготовить" испарилась сама собой.

Опять-таки про немясное: я попыталась сделать чизкейк. Моя свекровь делала чизкейки чуть ли не каждые выходные, да причем так играючи, как будто это вообще не стоило никакого труда. И ее чизкейк был идеальной консистенции! Мой же можно хлебать из формы ложкой... Не подружилась я с желатином. Интересно, кстати, что в Польше обожают чизкейк (он же серник), готовят его на Пасху, и в магазинах продаются килограммовые ведра сладкого творога для этого десерта. Всего-то остается загустить...

Как быть эмигрантом: автоматизация

Каждое новое пространство (страна) поначалу воспринимается мной как другая планета. Самые обычные действия - пройти по улице, купить что-то - становятся вдруг невероятно сложными. Среда кажется не то что враждебной, но какой-то невероятно подозрительной, по ней нельзя пройти не наблюдая, не сконцентрировавшись, не подобравшись. Хождение по улицам во всех странах мира - занятие, безусловно, по сути одинаковое, так что я признаю, что это мои личные заморочки.

Тем не менее, я помню, что когда я впервые увидела вьетнамскую улочку, по которой мне предстояло пройти метров 300, много - 400, она показалась мне не больше не меньше, чем тысячей километров джунглей. И в джунгли я бы, может, вошла охотнее. Эта улица - от дома до работы мужа - стала потом моим самым привычным маршрутом, по которому я ходила несколько раз в день. Я выучила все лица на ней. Все продавцы выучили, что тут постоянно ходит странная белая. Но поначалу всё было настолько новым, непривычным и странно устроенным, что после 300 метров от психологической усталости хотелось присесть.

Поэтому я прекрасно помню тот момент, когда я впервые прошла по этой улице, так сказать, "не приходя в себя". Просто прошла, не замечая ничего вокруг, прошла на автомате, погруженная в свои мысли. То есть я вышла из дома и дошла до работы мужа, думая о чем-то своем, и только у высокого здания осознала, что я, собственно, дошла, а путь при этом не помнила. Не зарегистровала этот путь как нечто страшное, опасное, интересное, какое бы то ни было достойное внимания. Движение по этой улице стало рутиной. Рано или поздно это происходит. Само по себе движение перестает расцениваться как опасное предприятие, и становится возможным отстраняться или напротив, погружаться в детали городского быта.

Потом часто бывало так, что я шла по Ханою, задумывалась, отключалась и с удивлением замечала, что вокруг говорят по-вьетнамски.

И вот, наконец, это произошло со мной здесь, в Польше. Выход из дома больше не рискованное предприятие, не опасная вылазка, не сбор всех сил, не "постоянно настороже", а просто выход из дома по знакомым окрестностям. Идешь себе на автомате, и вдруг удивленно различаешь польскую речь: о, да я в Польше! а я и забыла, мне же было так спокойно и уютно, что я и забывала мониторить пространство.

Хотя, например, есть такие пространства, которые везде выглядят - и ощущаются - одинаково. В которых автоматизм включается сам, мгновенно. Так, например, мы шли по громадному торговому центру за ботинками для Кости, и глядя на стеклянный потолок, на свисающие украшения, на узор плитки на полу, вдыхая воздух с ароматом косметики - я просто не могла сказать, где мы: в торговом центре Москвы, или Ханоя, или Остравы, или Брно, или Праги?... Торговые центры совершенно одинаковы по всему миру. В их разнообразие застройщики вкладывают огромнейшие деньги, но боже мой, у них даже набор магазинов одинаковый!

Интересно, что когда переезжаешь из страны в страну, из города в город, то меняется всё. Меняется режим дня: где-то в целом всё рассчитано на сов (благославенная Москва), где-то на жаворонков (Польша), где-то на невероятных жаворонков (Чехия, Вьетнам). Меняется стиль одежды и макияж: то, что кажется обычным в одной стране, кажется чересчур вызывающим в другой.

Меняются пищевые привычки: просто из-за наличия/отсутствия некоторых продуктов. Для меня, как для человека, который много готовит дома, это очень интересная область. У каждой хозяйки есть свой пул проверенных рецептов, которые она чередует. Все эти рецепты приспособлены к конкретной жизненной ситуации: к уровню доходов, к доступности продуктов, к сезону, к пищевым привычкам/болезням членов семьи. Это только на самом деле кажется простым готовить что-то изо дня в день для своей семьи. Например, Костя недавно попросил долму. Я посмеялась: ты видел где-то в Познани армян с виноградными листьями? То же самое относится к обожаемым мною спринг-роллам с креветками, продукты для которых во Вьетнаме можно было купить с такой же легкостью, как в России картошку. При переезде привычное меню приходится перестраивать - иногда самым радикальным образом, как во Вьетнаме. Плюс ограниченность в инструментах. Мы переезжаем с минимумом вещей, и меню нужно приспособить к отсутствию терки/мясорубки/блендера/духовки/нормальной сковородки/большой кастрюли. Каждый раз приходится исходить из новых обстоятельств.

В какой-то момент происходит автоматизация и кухонных стратегий. Вопрос "что же мне приготовить здесь с имеющимся инвентарем, запросами, ценами и предпочтениями" перестает ставить в тупик. Становится понятно, где мясо брать, а где не брать, где дешевле, где лучше купить рыбу, откуда лучше принести тяжелые овощи. Кухонные стратегии автоматизируются куда дольше, чем движение в пространстве.

А когда некие задачи автоматизируются, они перестают пожирать психологические ресурсы и освобождают голову от решения таких, казалось бы, простых вопросов.

Проживание собственной национальности

На занятии по польскому я познакомилась с итальянцем по имени Файк.
— Where you're from?
— I'm from Russia.
— It's not your fault!
Это было неожиданно. После этой фразы засмеялись все присутствующие. Я вовсе не чувствовала себя оскорбленной. Но эта фраза, конечно, застала меня врасплох. И пока я потерянно обдумывала ответ, итальянец, лучезарно улыбаясь, заверил меня, что он всем так говорит. Людям из всех стран. А дальше зашла преподавательница, началось занятие и разговор продолжения не получил.

Но на самом деле это подводит черту под моим осознанием национальной идентичности.

Когда я была, например, в международном лагере в Подебрадах в Чехии в 2014 г., то я вела себя примерно так: «Я Саша. Я из России. Я никоим образом не связана с политикой своего государства. Я не поддерживаю эту политику, терпеть ее не могу, я оппозиционер и либерал». Люди слегка шарахались (они же всё-таки таких спичей не требовали), но относились ко мне очень и очень неплохо. То есть так же, как к выходцам из любых других стран, на равном уровне. В тот момент мне было больно и неуютно быть русской из-за того образа, который Россия создавала (и создает) на политической арене.

Затем у меня была фаза, когда я искренне считала себя космополитом. Безродным, ага. Я жила страшно далеко от своей родины, во Вьетнаме, и не чувствовала ровным счетом никакой ностальгии. Я не чувствовала в себе любви ни к чему, что принято считать русским, и смеялась, когда мне говорили о желании поесть гречки.

Когда мы собирались в Польшу, все — абсолютно все — говорили: «Русских там не любят» либо «Поляки недружелюбные». Понимая, что у поляков есть исторические причины недолюбливать Россию, я даже пыталась как-то потише говорить на русском с мужем. Ну, чтобы не провоцировать. Надо сказать, что за месяц никто нам ничего не сказал. Один раз мужик на остановке косился на нас с выражением ужаса и интереса. В остальном всем плевать.

И в конце концов мне стало всё равно. Да, черт возьми, я русская, я говорю на русском и не собираюсь этого стесняться. Если у кого-то на этот счет какие-то комплексы и стереотипы, то это им не ко мне, а к их личному психологу.

То, что я русская, для меня значит только то, что мои бабушка и дедушка были русскими и вырастили меня на кусочке земли в Нижегородской области, которую я до сих пор безмерно люблю. Еще быть русской — значит быть носителем русского языка. Для меня это значит, что я четыре раза прочитала «Войну и мир». Просто из-за любви к языку.

Политика — это не про русскость. Стереотипы в головах у кого-то — это тоже не я. Я — это человек, а потом всё остальные характеристики вроде расы, пола и гражданства.

Да, it's not my fault. Я бы даже сказала, it's not my guilt.

Славянский -овач

В Чехии меня очень порадовала языковая экономность: средство для снятия макияжа называется одличовач, а средство для снятия лака называется одлаковач. Логика простая и железная: наличит се - одличит се (накраситься - смыть макияж) и материал для этого - одличовач. Также и с лаком для ногтей: налаковат си - одлаковат си, а материал - одлаковач. Но мы приехали в Польшу. Электрический чайник, то ли старый, то ли неухоженный, оброс налетом. Дома я просто сыплю в него пакетик лимонной кислоты, но в ближайшем магазине ее не нашлось. Объяснить, что мне надо, я и на русском затрудняюсь. Но всё оказалось куда проще: в магазине бытовой техники нашелся одкаменяч. Гениальный способ словообразования!

Дороги во Вьетнаме

Переход дороги во Вьетнаме - это задача не из легких. Если нет светофора, то никто не остановится, чтобы тебя пропустить. Если светофор есть, то подчиняются ему весьма условно. Плюс светофоры обычно ставят на сложных перекрестках, поэтому половину дороги ты по светофору переходишь, а чтобы перейти вторую половину, надо ждать следующей фазы.

Помню, в самом начале у нас с хозяйкой состоялся такой разговор:
- So how do you feel about Vietnam? (Ну как вам во Вьетнаме?)
- I'm getting used to it... But crossing a road is really hard. (Привыкаю... Хотя дорогу переходить сложно)
Тут хозяйка смутилась:
- Eh, which one? (Какую?)
- JUST EVERY ONE. (ДА ЛЮБУЮ)

Сейчас я уже вполне овладела этим дорожным искусством и даже перевожу через дороги офигевающих европеских туристов со словами "Come on, they wouldn't stop, you just cross it" (Давайте уже, они все равно не остановятся, надо просто перейти). Фишка в том, что в дорожный поток надо просто вплывать и медленно его переходить, - так, чтобы байкеры успели тебя заметить и учесть, поэтому нельзя бежать, бросаться из стороны в сторону - надо быть предсказуемым элементом. Причем смотреть надо в обе стороны, потому что в чью-то светлую голову всё равно приходит мысль "А поеду-ка я по встречке по обочине, мне тут недалеко, мне тут в переулок свернуть...". При этом надо остерегаться машин (они точно никого не пропускают) и детей на велосипедах (они чаще едут компаниями и дорожную ситуацию считывают и планируют плохо).

При этом вьетнамцы переходят дорогу, не сбиваясь с шага. То есть шел по улице - без остановки перешел через дорогу. Мне обычно требовалось какое-то время, чтобы набраться смелости, и поэтому я какое-то время застывала у перехода. В этот момент вокруг сразу начинали собираться люди: два-три таксиста останавливаются (человек же у дороги стоит, значит, ему нужно такси), мото-таксисты тоже предлагают свои услуги, плюс проезжающие мимо продавцы на велосипедах решают, что это их шанс... Короче, стоит на секунду замереть у перехода, как немедленно оказываешься окруженной толпой. В этот момент отчаянно не хватает фразы "Ребята, я просто дорогу собралась переходить, блин!".

Сегодня я стояла у вполне цивилизованного перекреста со светофором и почувствовала, что меня кто-то держит за плечо. А это вьетнамская бабушка стоит, улыбается. Ну мало ли, подумала я, устала может, или дорогу боится переходить. Такое часто бывает: старики опасаются переходить одни, ждут кого-то, кто бы их через поток байков сопроводил. Ну переведу бабушку, мне не впервой. Мы пошли. Бабушка держала меня крепко и стала меня направлять:) Решила, что это я, как неопытная иностранка, нуждаюсь в помощи:) Перевела меня, откланялась и ушла в противоположном направлении:)

Картинка о сайгонском дорожном движении.

фото из Инстаграм-Вьетнам
Но не всем так сильно везет на дорогах. Недавно молодой парень попал во Вьетнаме под фуру. Он нуждается в деньгах, и ему нужно помочь. Любая сумма будет кстати. Здоровья вам и будьте аккуратны на дорогах!