Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Первый пост

Здравствуйте.

Я люблю буквы, слова, книги и поэтому веду такой журнал. Закончила филологический факультет. Знаю чешский, польский, английский. Не представляю жизни без музыки, литературы и близких друзей. Люблю смотреть на красивое. Обожаю природу. Имею кучу хобби, в которых не блещу: рисование, разные виды рукоделия. Интересуюсь кухнями разных стран, постоянно готовлю и экспериментирую. Ищу свой путь. Люблю путешествовать как по России, так и за ее пределами. Жила в Чехии (3 месяца), Вьетнаме (9 месяцев. Записи про Вьетнам доступны по тегу Вьетнам), сейчас живу в Польше, Познань. Родом из Нижнего Новгорода. Феминистка. Чайлд-фри. Либерал. Не добавляю журналы о политике. Не разговариваю о политике с незнакомыми людьми.

Еще у меня есть инстаграмм с картинками моей жизни: meliell17

Польский стандарт

Я тут подумала недавно - я мир проживаю как текст. Со смертью одноклассника справляюсь текстом, вообще с любым стрессом справляюсь текстами. Пишу отзывы на всё подряд - вот недавно написала про новый диван, и тем самым утвердила факт его наличия в нашей жизни. Но тут еще играет роль польская культура сервиса - что бы тебе не сделали, стрижку или лечение зуба - на все принято писать отзыв. С диваном мне пришлось даже 2 (!) отзыва написать: на сам диван на сайте мебельной фирмы, и на доставку дивана транспортной компанией.

Вчера, например, я ходила сдавать анализы (подчеркиваю, сдавать анализы, не ко врачу на прием). И что вы думаете я обнаружила у себя в почтовом ящике сегодня? "Оцените работу медсестры/акушерки".

Очень хорошие там медсестры, кстати. Они всегда спрашивают, не теряли ли вы сознание при такой процедуре раньше. Понятно, что у них такой протокол, но это очень круто.

А в анкете спрашивают, создала ли медсестра атмосферу интимности, относилась ли с уважением, объясняла ли свои действия, объяснила ли что нужно делать дальше.

Сладкий ноябрь

Глядя на ленту, которая вопиет «о боже, там темнота и снег, и это на полгода», я в этом году не чувствую былой солидарности. Хотя раньше я была первым, кому серость за окном портила настроение вплоть до депрессии. Когда мы переселились во Вьетнам, я каждое ноябрьское утро вскакивала с кровати и бежала проверять солнце. Солнце светило каждый день, температура стабильно держалась на уровне 28 градусов, и каждое утро я безмерно этому удивлялась. В феврале погода стала «ноябрьской», т.е. мокрой, серой и холодной, и я даже как-то внутреннее успокоилась.

А в этом году мне впервые стало всё равно, что там за окном. Там серость и умирание? Ну да, это закономерно, так и должно быть, чтобы потом получилось цветение и возрождение. Это надолго? Ну и что, переждем, не впервой. Темнеет в три часа? Это зима в средней полосе, что вы хотите.

Зная, что склонна впадать в уныние осенью, я даже почитала статей на тему «как сделать так, чтобы приход осени не был для вас травмой». Хотя там было много полезных вещей, я сделала примерно полторы: заготовки на зиму и приведение в порядок тёплого гардероба. Заготовки на зиму мы благополучно доедаем — думали, что надо будет переезжать, а заготовки хранятся в холодильнике и ограничены в способности к переездам. Приведение в порядок осеннего гардероба заключалось в покупке двух зонтов, пары ботинок и брошки на пальто. Последняя радует больше всего. После этого я забила на следование советам из статей (хотя там были дельные вещи: отдать в чистку пуховик и починить обувь), потому что наступила осень, а мне в ней было нормально и никаких советов по спасению не требовалось. Сложно сказать, что изменилось. Но что-то тонкое во мне изменилось.

А сейчас мне тем более наплевать, что там за окном, потому что самое интересное сейчас происходит в моей голове. Там, видимо, синусит и воспаление тройничного нерва впридачу. Трехдневная порция антибиотиков штука хорошая, но маленькая. Так что я собираюсь за второй, а о погоде думаю только в контексте «как бы закрыть всю видимую часть лица шарфом».

Стоматолог

Я сходила к польскому стоматологу и пребываю под впечатлением.

Во-первых, они делают очень большой опрос о состоянии здоровья, лекарствах и непереносимостях. В принципе, здесь при приходе к любому врачу нужно заполнять анкету о хронических заболеваниях, но у стоматолога эта анкета очень подробная, подробнее только на МРТ. Спрашивают даже день цикла - от этого зависит вид анестезии (sic!).

Во-вторых, обезболивание. Из российских препаратов меня брал только новокаин, да и то: щека уже поплыла на плечо, кончик носа и висок ничего не чувствуют, а зуб сверлить всё еще больно. И сердце колотится как бешеное (ну кто придумал адреналин в обезболивающее класть!). И отходняк на полдня с дубовой головой... А здесь мне сделали один маленький укольчик, и хотя мягкие ткани не сказать, чтобы совсем потеряли чувствительность, зуб стал как камешек: сверлите хоть насквозь, ничего не чувствует.

Еще сильнее меня удивило то, что сам обезболивающий укол можно сделать без боли! Без этого дивного ощущения, когда игла скрипит у тебя в челюсти и что-то там разрывает. Инъекцию я вообще не почувствовала: ни укол, ни раздувание тканей лекарством.

В-третьих, мои зубы назвали хорошо ухоженными. Я от удивления чуть не подавилась! Хорошо ухоженные зубы - у меня?! Да в России, стоило мне открыть рот, стоматологи начинали причитать о том, что у меня очень плохие зубы, слабая минерализация, к 40 годам останусь без зубов, а лечить нужно непременно всё и прямо сейчас, потому что тут крошится, тут пломбу заменить, тут дырка, тут окрашивание. И конечно же, кто вам такие пломбы сделал. В общем, оптимистичность польского врача поразила меня в самое сердце.

Ну и цена. Нельзя сказать, что дешево, но дыру в бюджете точно не пробивает. Сопоставимо с российскими ценами, но по уровню услуг - просто небо и земля.

Рецензия на игру Brothers: A Tale of Two Sons

Brothers: A Tale of Two Sons / Братья: Рассказ о двух сыновьях

Общие сведения:
Швеция, 2013 г., интерфейс на русском языке. Жанр: головоломка-платформер.

Сюжет:
Два брата из рыбацкой деревни вынуждены отправиться на край земли в поисках лекарства для своего больного отца. По пути они преодолевают препятствия в живописных локациях (в городе, деревне, горах, пещерах, снегах, на реке), а также встречаются с разными существами (людьми, троллями, великанами, дикарями). В результате лекарство найдено, но игра всё равно кончается очень грустно.

Особенности:
1. Это игра скорее для двоих, потому что каждым из братьев нужно управлять отдельно. При этом братья могут ходить только вместе, то есть не удаляясь друг от друга на значительное расстояние. Играть можно с геймпадов и с клавиатуры. В идеале, конечно, с двух геймпадов или с двух клавиатур (у нас как раз завалялась одна беспроводная), но и с одного устройства можно исхитриться играть вдвоем.
2. Это игра без языка. В принципе, это отличительная черта инди-игр, потому что отсутствие озвучки и отсутствие необходимости озвучивать игру на нескольких языках здорово удешевляет процесс производства. То есть герои говорят между собой, но на языке, который нам как бы "не известен". Язык не важен, он не появляется в субтитрах, а суть происходящего понятна из жестов и действий персонажей.

Плюсы:
1. Атмосфера милого детского мультика.
2. Разнообразие локаций.
Очаровательный деревянный городок.

Подземелья со стимпанковскими механизмами. Мория!

Горы.

Север.

3. Разнообразие способов передвижения. Больше всего мне понравилось летать на аэроплане.

И скакать на горных козликах!


Минусы:
1. Где-то ближе к концу игра внезапно драматизируется и к концу становится совсем грустной.
2. Существенный недостаток этой игры - постоянное перемещение "точки зрения", причем повлиять на ее выбор можно далеко не всегда. Из-за того, что "камера крутится", левое быстро становится правым, а верхнее нижним. То есть ты бежишь прямо одним из братьев, вдруг дорожка поворачивает, камера тоже соответственно поворачивает, и ты бежишь уже не прямо, а в сторону. Это весьма неудобно.

Врачи без границ: как дроны дали женщинам доступ к контрацепции и абортам (перепост)

Очень интересная статья о том, каким еще образом можно использовать современные технологии: дроны (беспилотные летательные аппараты).

Беспилотники могут пригодиться не только в регионах, где преградой к поддержанию женского здоровья служит плохая инфраструктура, но и в странах, где этому препятствует местное законодательство. К примеру, голландская организация Women on Waves ведёт борьбу за права женщин с помощью лазеек в обход законодательства разных стран уже на протяжении десяти лет и недавно стала использовать в своей работе дроны.

Ребекка Гомпертс, врач и основательница организации, проработала с миссиями Greenpeace по всему миру. Путешествуя по Африке и Латинской Америке, она не раз сталкивалась с тем, что в странах этих регионов многие женщины погибают из-за последствий аборта. Ей это показалось парадоксом, ведь она, как врач, понимала, что процедура по своей сути безопасна. Но смертность была высокая не только из-за нехватки медикаментов, но и из-за законодательных барьеров. Ребекка решила помочь женщинам в странах, где аборт запрещён: сняла напрокат корабль и стала плавать со своими коллегами-врачами в разные регионы. Это дало название организации, и она стала оперировать благодаря закону международных вод: корабль подчиняется не территории, а флагу, под которым он плывёт. Так, посетив Марокко, Северную Ирландию, Португалию, врачи смогли помочь женщинам провести процедуру аборта.

В организацию стало приходить всё больше писем от женщин из разных стран, спрашивающих, когда же корабль доплывёт и до них. Это подвигло Ребекку создать дочернюю организацию Women on Web, которая занимается консультированием по вопросам репродуктивного здоровья и, в частности, по вопросам медикаментозного аборта таблетками. Посетительница сайта заполняет анкету, состоящую из 25 вопросов, и, если специалисты подтверждают безопасность процедуры аборта в её случае, то на адрес проживания женщины высылается посылка с таблетками.

Если женщина не способна оплатить таблетки, то медикаменты предоставляются ей за счёт организации. Запросы на помощь с медикаментозным абортом поступают со всего мира — от Северной Ирландии и Польши до Саудовской Аравии и Бразилии. По словам представителя организации, Летиции Зеневич, большинство запросов в последнее время приходит из Бразилии в связи с эпидемией вируса Зика.

В 2015 году члены организации задались вопросом: а что, если использовать дрон в тех регионах, куда не способен доплыть корабль? Так, в качестве первого эксперимента в июне 2015 года представительницы Women on Waves решили попробовать отправить дрон из Германии в Польшу. «Мы хотели показать, как в Европе, в двух соседних странах, у женщин совершенно противоположные права и возможности, — объясняет Летиция. — Поэтому мы отправили дрон из немецкого города, где аборты легализованы, в соседний польский, где аборты не легализованы».

Основной задачей эксперимента было привлечь внимание к вопросу прав женщин в Польше. На польской стороне представители власти пытались остановить акцию, но не смогли законодательно доказать, что она нарушает какие-либо правила. «Всё было в рамках закона, поэтому у них не получилось нам помешать. По сути, мы заставили представителей польской власти понять: мы способны сделать их жертвами их же законодательства, точно так же как они делают женщин жертвами законодательства». Эксперимент с дроном заставил женщин в Польше начать дебаты на тему легализации абортов. Организация Women on Waves считает это успехом и планирует в будущем провести новые акции с использованием беспилотников.
Источник

Хроники понурости

Стоило мне подумать, что я за всю зиму и не простыла ни разу, как у меня на губе вскочила простуда. Ну вскочила и вскочила, раз в год бывает. Но она уже полторы недели не проходит. Я сначала ужасалась, глядя в зеркало, и замазывала ее тональником, сверху хитро красила помадой, а потом перестала, привыкла. Теперь меланхолично думаю: и что теперь, она до весны торчать будет? Пока иммунитет не поднимется?

Вчера хотела запечь куриные ножки в духовке, и поняла, что духовка-то у нас не работает. Это в придачу к одной настенной розетке. Я уже три раза говорила с электриком, но у него память, видимо, как у золотой рыбки.

И он совершенно не учитывает, что я хреново говорю по-польски и говорить по телефону на иностранном языке для меня огромный стресс! Правда, сейчас меня уже немного попустило, польский язык не вызывает во мне внутреннего отторжения и неприязни, и почти не путается с чешским. Но каких сил мне стоило переучиться с чешских "нэ" на "не" и с "йе" на "йест"! Последнее до сих пор иногда проскакивает, если тороплюсь. А уж соединительный союз "и"... В польском он такой же, как и в русском: "и". В чешском "а". Иногда преподавательница поправляла меня целые уроки подряд, а я чувствовала себя совершенным идиотом, потому что я просто не могла проконтролировать, что я говорю! Это же самые простые слова, это такая автоматика, которая идет мимо мозга, мозг даже не успевает понять, что рот произнес слово из другого языка. Но в целом я уже перестала бояться языковой среды. Ушло вот это вот ощущение "а вдруг они мне скажут, а я не поймууу?!". Иногда я успеваю отвечать еще до того, как испугаюсь, что ничего не понимаю. Например, недавно я попросила картошку с фрикадельками. Казалось бы, ясный заказ. Но продавщица вдруг издала какой-то невероятный набор звуков с жутко подозрительной интонацией:
- Але с тшема чы с пйенчома?
И я моментально ответила:
- С тшема.
А потом испугалась и спросила себя: "Это что щас было?". "Это она спросила, с тремя фрикадельками или с пятью" - бодро ответил лингвистический отдел моего мозга. "Так мы же не проходили склонение числительных" - аккуратно сказала я мозгу. "И что, подумаешь..." - ответил мозг.

Последние дни

Хотелось бы написать, что я испытываю к свежевыпавшему снегу какое-то особое чувство, но нет. Хотя в прошлом году я не видела снега вообще, я жила во Вьетнаме. Сегодня вышла на улицу и увидела, как девочка сгребает снег с капота машины и делает снежок. И я сделала также.
***
Мама рассказывает:
- Бабушка вчера ездила в Оби, накупила там цветов и семян... В выходные они с дедом в сад поедут, а я не хочу с ними - мерзнуть...
- У вас там тоже снег?
- Конечно.
- И они всё равно поедут в сад?
- Да. Только на автобусе, а не на машине.
- Да что там делать-то в снег?!
- Так купленные цветы сажать!
- Что, прямо в снег сажать??
***
Сегодня достала из шкафа пальто, которое купила в прошлом году во Вьетнаме через интернет. С размерчиком я тогда нехило промахнулась, и уповала на свекровь: там укоротит, там заузит, и ничего, буду носить. Но свекровь начала истерически смеяться при первом же взгляде на эту хламиду. Оставь, говорит, это полностью перешивать надо. Оставь на то время, когда будешь беременна. Тройней.
***
Каждую осень после того, как температура снижается, солнышко скрывается и включают батареи, мне хочется лечь и сдохнуть. Каждую осень у меня начинается что-то типа хронического гайморита, ну или иногда ларингита, которые я никак не могу вылечить толком, раз и навсегда. Каждую осень я смотрю на свинцовые тучи за окном и думаю: ну господи, ну за что, за что убивать меня этим климатом, если я и так хочу сдохнуть от этих бесконечных болячек, на лечение которых у меня нет ни сил, ни времени, ни денег... Ну когда-нибудь будет уже такое, чтобы без туч, без холода, с солнцем и без гайморита? В октябре и ноябре в Москве в среднем один солнечный день. Один. Среди череды бесконечной тьмы. В связи с этим мне, конечно, вспоминается Вьетнам: в прошлом году мы обманули систему и уехали в 30-градусную вьетнамскую жару. Это было бесконечное удивление организма: сентябрь - 30 градусов, солнце! Октябрь - 30 градусов, солнце! Ноябрь - 30 градусов, солнце! Вот именно тогда я поняла значение слова упиваться. Каждый день я упивалась солнцем. Каждая клеточка моего тела радовалась солнцу. Удивлялась и радовалась, не переставала удивляться и радоваться. Каждый солнечный день был просто вселенским счастьем. Вчера Фейсбук предложил мне вспомнить, что было год назад, и показал мне фотку нашего обычного вьетнамского обеда, жареных нэмов. Это повергло меня в шок: вот эти нэмы были год назад?! В моем представлении это было чуть ли не позавчера! Чем больше времени проходит с отъезда из Вьетнама, тем ярче становятся впечатления. Как будто мой мозг проявляет плёнку. Серые стены храмов, яркие флаги. Желто-манговые стены государственных зданий. Мох, готовый пуститься в рост в сезон дождей. Острые шляпы женщин, торгующих на улице, их покачивающиеся коромысла. Их улыбки. Сезонные цветы, сезонные овощи. Простая вкусная еда, свежие травы. Если прохладно, то надо идти есть фо с говядиной. Если очень хочется есть, то надо съесть сытный клейкий рис с ассорти из мяса. Я ещё помню, как считать до десяти по-вьетнамски (мот, хай, ба...), как сказать свое имя. Я бы сейчас с такой радостью вернулась во Вьетнам!

Поразительные сериал и книга «Call the midwife»

Я люблю сериалы от ВВС. Я люблю медицинские сериалы. Сериал «Call the midwife» стал для меня находкой. Не знаю, как это название лучше перевести на русский, потому что «Зовите повитуху» отдает 19-ым веком, а «Вызовите акушерку» — слишком профессионально-сухо и не передает той интимности и близости внутри сообщества, о котором идет речь.

А речь идет о беднейшем районе Лондона — Ист-Энде, после Второй мировой войны. О том, как и в каких условиях там жили люди, чем занимались, и как была организована медицинская помощь для них. Несмотря на узкую специализацию, которая заявлена в названии, сериал гораздо шире баек акушерок о родах и именно что объемлет всю жизнь, с замечательными примерами рождений, смертей и социальных проблем. Не знаю, есть ли жанр остросюжетного социального романа, но книга и фильм отлично в него вписываются.

Начинается сериал с приезда молодой акушерки, от лица которой ведется мемуарное повествование, в то, что она считает клиникой, и что на самом деле оказывается монастырским орденом.

На минуточку! Англия, 50-ые годы. Действующий монастырский орден, который занимается родовспоможением на дому. Что-о-о? Что это за Средневековье такое? У них что, здравоохранения не было?! Это не укладывалось у меня в голове и поражало меня до глубины души, пока я смотрела первые несколько сезонов. Ну, а потом как-то улеглось.

Дело в том, что монашество бывает созерцательное (которое ведет чисто духовную закрытую жизнь — большинство православных монастырей именно такое) и деятельное, которое служит людям. Это может быть лечение, обучение, миссионерство. В конце 19-го века в Англии гинекологическая помощь для неимущих женщин отсутствовала, стандарты оказания помощи также отсутствовали, и монашки-энтузиастки основали орден, чтобы оказывать эту самую помощь бедным по высшему разряду и последнему слову медицины. Ко времени повествования орден просуществовал уже лет 60-70 и снискал любовь всего Ист-Энда, потому что не одно поколение детей было рождено с помощью монашек. Кроме монашек существовал и вольнонаемный, светский персонал, к которому относится и героиня-повествовательница.

Государственное бесплатное здравоохранение в ту пору уже было. Но оно появилось именно что после войны, к нему еще не привыкли, почитали чудом и говорили с придыханием (это мне-то, бедняку, бесплатная! медицина!!). Были и роддома, в которые акушерки отправляли женщин с трудными родами. А обычные роды принимали прямо на дому, по вызову.

Объем работы был просто потрясающим. Отдельным пунктом меня потрясло, что монашки давали лекции о контрацепции. Монашки, давшие обет целибата, рассказывали о контрацепции. Кроме того, они вели дородовое наблюдение, клинику новорожденных (antenatal and postnatal care), и конечно, принимали роды. В любое время дня и ночи где бы то ни было в своем районе. В 50-ые годы акушерки принимали от 100 до 120 детей в месяц. В 60-ые годы, после внедрения гормональной контрацепции (КОК по-русски или The pill по-английски), число родов в месяц упало до 4-5. На таких цифрах действительно понимаешь кое-что о сексуальной революции и планировании семьи.

В описываемые же времена всё было крайне просто: огромные, в 10-15 человек семьи жили в 2-3-комнатных съемных квартирах, где туалет и кран с холодной водой мог быть всего один, во дворе. Если повезет, то туалет и кран могли быть по одному на этаж. Ну и совсем последним словом техники была холодная вода и туалет в квартире. Горячей воды не было вовсе, мыться ходили в баню по субботам. Условия ухудшались тем, что ничего еще не было восстановлено после бомбежек Лондона, и люди иногда жили в домах без крыш на нижних этажах, где роль крыши выполняли перекрытия верхних этажей. Мужчины работали в порту (Ист-Энд — это портовый район Лондона), а женщины рожали и воспитывали бесконечных детей.

В какой-то момент я поняла, что не могу просто смотреть сериал, если существует книга, по которой он был снят. Мой опыт показывает, что книги всегда интереснее экранизаций. Книга (точнее, книги: Call the Midwife, Shadows of the Workhouse, Farewell to the East End) пока еще не переведена на русский, и я читала ее в оригинале, на английском. Чтение это было весьма несложным, потому что все медицинские термины там сразу же объяснялись. На самом деле, смотреть сериал в оригинале было куда сложнее из-за разных выговоров: диалекты кокни и высших слоев вперемежку с цитатами из Китса и теософией (была там одна экстравагантная монашка) весьма сложны для моего уха.

В книге не было такого бешеного количества любовных линий: в сериале переженили и перелюбили вообще всех, добавив душещипательную историю о выходе монашки из ордена с последующим замужеством. Кстати о душещипательности. И книга и сериал имеют мощный слезогонный эффект. В каждой часовой серии непременно находится такой эпизод, от которого хочется плакать, не потому что он такой трогательный или я такая сентиментальная, а потому что это действительно драматично. В общем, удержаться невозможно. В книге ситуации, описанные в сериале, разрешаются куда жестче. При этом книга не вызывает ощущения «чернушности», а сериал не оставляет ощущения «женских розовых соплей», — просто уникальное сочетание.

(no subject)

Когда-нибудь с моим здоровьем всё будет хорошо и всё будет работать как часы. Но не в этой жизни.
Да, я уже давно поняла, что это мне за то, что я не стала врачом.
А надо было.